Будущее у кинотеатров есть! Интервью с Олегом Березиным, журнал «Кинобизнес сегодня»

Будущее у кинотеатров есть! Интервью с Олегом Березиным, журнал «Кинобизнес сегодня»

© журнал «Кинобизнес сегодня»

О том, как платформы и новые технологии меняют кинобизнес, и о своей концепции «Киноиндустрия 4.0» нам рассказывает председатель совета Ассоциации владельцев кинотеатров, глава компании «Невафильм», председатель российской секции Общества инженеров кино и телевидения (SMPTE) Олег Березин.

Евгений Володин: Давайте поговорим о том, куда движется киноиндустрия и какое место в ближайшем будущем достанется традиционным кинотеатрам.

Олег Березин: Для того чтобы попытаться спрогнозировать, в каком направлении будет развиваться киноиндустрия, нужно сначала рассмотреть два аспекта. Первый из них связан с технологиями: необходимо изучить этапы их развития и понять общие тенденции. Логично предположить, что кино, как и любая другая индустрия, развивается по каким-то общим законам.

Одна из популярных сейчас теорий гласит, что мир в настоящий момент переживает так называемую четвертую индустриальную революцию. Все компоненты и признаки этой революции так или иначе связаны с термином «дигитализация». В отличие от цифровизации, этот термин включает в себя, помимо использования цифровых технологий, еще и изменение бизнес-моделей, процессов, поведения участников индустрии, связанное с распространением цифровых технологий. Дигитализация сильно влияет на наше поведение: если вспомнить, первый «айфон» появился всего 11 лет назад, а сегодня смартфоны сумели изменить огромное количество наших привычек. С их помощью мы узнаем погоду и расписание движения транспорта, регистрируемся на авиарейсы, ежедневно используем навигацию, заказываем такси, покупаем кинобилеты и т.д.

В концепции четвертой индустриальной революции появляется понятие цифровых двойников, когда вместо реальных объектов используются их цифровые модели, которые применяются для тестирования, перед тем как создать реальный объект. К примеру, вы можете сколько угодно раз проводить краш-тесты цифровой модели автомобиля, чтобы затем, построив первую же физическую модель - реальный автомобиль - обеспечить максимальную степень защиты водителя и пассажиров. Естественно, концепция цифровой модели утвердилась и в киноиндустрии: в первую очередь это касается качественного скачка в том, что раньше называли компьютерной графикой, а сегодня - фотореалистичной кинематографией. Сейчас даже искушенному зрителю, даже специалисту очень трудно понять, где в кадре реальные актеры, объекты, локации и пейзажи, а где сгенерированные на компьютере: уже не редкость создание целых цифровых городов, в которых можно снимать совершенно любое кино.

- И продюсеры очень гордятся своими разработками: в ходе съемок второго «Вия» («Тайна Печати Дракона») были созданы реалистичные компьютерные образы Лондона и Москвы XVIII века, а при работе над «Дуэлянтом» - дореволюционный Санкт-Петербург...

- Да, и каждый день таких примеров будет все больше и больше. Сегодня уже не надо строить большую декорацию на Дальнем Востоке: чтобы снять кино о Камчатке, достаточно взять цифровую модель Камчатки. Кстати, разработка компьютерных моделей локаций может существенно изменить практику рибейтов и работу кинокомиссий.

Таким образом, все идет к тому, что необходимость в существовании больших киностудий, фабрик-гигантов в ближайшем будущем отпадет, что, в свою очередь, существенно изменит облик киноиндустрии. Уже сегодня существует много примеров успешных кинокомпаний, которые не пользуются услугами «классических» киностудий.

- Давайте от кинопроизводства перейдем к кинопрокату. Что означает дигитализация для кинотеатра?

- Здесь мы плавно подходим ко второму аспекту, который нам надо понимать, чтобы заниматься прогнозами. Каждой индустриальной революции соответствует своя организационная структура: для первой индустриальной революции (c конца XVIII века до конца XIX века) такой структурой было артельное производство; для второй (конец XIX века - 1970-е годы XX века) - заводы и фабрики, равно как и гигантские киностудии; для третьей (с 1970-х до наших дней) - это транснациональные компании, например - современные голливудские студии с их практикой съемок в разных частях света, системой дистрибьюции и региональными офисами. Для четвертой индустриальной революции, начало которой мы наблюдаем сегодня, такой организационной единицей станут платформы.

- Давайте дадим краткое определение этого понятия. Что есть платформа применительно к теме нашей сегодняшней беседы?

- Согласно классическому определению, платформа - это система алгоритмизированных взаимовыгодных взаимоотношений значимого количества независимых участников отрасли экономики, осуществляемых в единой информационной среде, приводящая к снижению транзакционных издержек за счет применения пакетов цифровых технологий, работы с данными и изменения системы разделения труда. Другими словами, организационной ячейкой четвертой индустриальной революции становятся информационные системы, объединяющие многих участников рынка. Я очень люблю приводить в качестве примера платформы онлайн-сервисы такси, в которых собственно водители с одной стороны и пассажиры с другой (участники сервиса) взаимодействуют с платформой и другими ее элементами (поиском, картами, пробками, платежами и т.д., многие из которых в свою очередь тоже являются платформами) посредством системы цифровых алгоритмов.

- И что характерно, ни одному из элементов этой платформы не обязательно знать, как работают и взаимодействуют остальные элементы...

- Именно, потому что существуют определенные алгоритмы, по которым это взаимодействие и происходит, и с точки зрения пользователя платформы - все очень просто и логично.

- Что означает четвертая индустриальная революция для кинотеатрального бизнеса?

- Я называю эту концепцию «Киноиндустрия 4.0». Она означает тотальную цифровизацию кинопоказа (которую мы уже пережили), отказ от физических фильмокопий, переход на электронную доставку, автоматическое программирование и т.д. Кинотеатр становится полностью цифровым элементом некоей глобальной цифровой системы. Мы видим, как на рынке аудиовизуального контента развиваются новые платформы, и полагаем, что кинотеатры должны каким-то образом встроиться в эти платформы, создавая синергию разных способов просмотра. На рынке домашнего смотрения (ТВ) и персонального (смартфоны, планшеты) платформы уже начинают доминировать: все онлайн-видеосервисы - это платформы, у крупных телеканалов появляются свои платформы, которые объединяются друг с другом и с другими платформами для максимально полного удовлетворения потребностей зрителя. Уже сегодня мы можем посмотреть практически любую телепрограмму из тех, которые ранее вышли в эфир, и логично предположить, что эта практика рано или поздно распространится и на кинотеатры.

- Остается только понять, как именно это будет происходить - кинотеатры будут создавать свои платформы или интегрироваться в единую экосистему потребления контента?

- На мой взгляд, наиболее вероятным выглядит второй вариант: кинотеатры станут элементом глобальной платформы, позволяющей смотреть контент там, тогда и в таком виде, как того хочет потребитель.

- Вот мы и подошли логически к новости о том, что компания Amazon заинтересовалась покупкой киносети...

- Да, когда мы узнаем о том, что Amazon (а следом за ней и Netflix) планирует приобрести сеть кинотеатров, то начинаем рассуждать, к чему такие покупки могут привести. Вспомним, что буквально недавно компания Amazon запустила очень интересный проект Amazon Go, или сеть магазинов самообслуживания без кассовых аппаратов. Но это не просто магазины - это часть единой платформы Amazon. Любой клиент Amazon, входя в такой магазин, идентифицируется системой, которая посредством множества камер видит, какие товары клиент складывает в свою корзину, и на выходе из магазина с аккаунта клиента списывается нужная сумма. Возникает логичный вопрос: что мешает перенести этот опыт на кинотеатры? Чтобы любой зарегистрированный клиент платформы, имеющий аккаунт, мог прийти в кинотеатр и посмотреть фильм, стоимость просмотра которого будет автоматически списана с его счета в Amazon, Netflix, ivi, Okko или любой другой онлайн-платформе.

Но ключевой момент здесь, конечно, не в том, что пользователь имеет такой объединенный аккаунт на платформе, а в том, что возникнет настоящая синергия всех способов потребления аудиовизуального контента. Ведь платформа благодаря big data (большим данным - Прим. ред.) знает о своем клиенте абсолютно все - его предпочтения по жанрам, времени суток, географическому положению и т.д.; используя все эти данные, платформа может очень эффективно распоряжаться контентом. Платформа будет продвигать контент, выступая в качестве глобального дистрибьютора, а кинотеатр - продвигать себя в качестве места, где этот контент можно будет посмотреть. Таким образом, мы вплотную приближаемся к реализации детской мечты, когда мы можем пойти в кинотеатр, когда нам удобно, заказав через платформу желаемый фильм, и посмотреть его с друзьями.

Здесь следует понимать один важный момент, полностью меняющий систему взаимоотношений киностудии, дистрибьютора, кинотеатра и зрителя. До нынешних времен зритель был вынужден смотреть то, что ему предлагали студия, дистрибьютор и кинотеатр, - условно говоря, контент «проталкивался» от студии к зрителю, который его не выбирал.

У него, конечно, была видимость выбора в случае с многозальным кинотеатром, где одновременно идут несколько фильмов, но в глобальном смысле выбирать он не мог. Между тем зритель уже давно приучен пользоваться свободой выбора при домашнем просмотре, когда он заходит в онлайн-кинотеатр и получает доступ ко многим тысячам картин. Если до сегодняшнего момента кинотеатр не мог предложить зрителю полноценного разнообразия фильмов, то, будучи интегрированным в платформу, он начинает предоставлять зрителю почти полноценный выбор. Слово «почти» означает, что платформа не оставит зрителя наедине со всем мировым кинематографом, а так или иначе будет стараться влиять на его выбор, предлагая ему на основе данных о его предпочтениях вполне определенные ленты. Возможно, требуемый фильм будет невозможно найти на платформе (как нужную книгу в библиотеке), но она обязательно предложит замену.

- При этом платформа, зная о тебе очень много, будет предлагать именно те варианты, которые тебя заинтересуют...

- Конечно, она же еще будет учиться! И главное - она будет предлагать интересные варианты не только тебе, но и твоим друзьям, и всем, кто разделяет твои вкусы и предпочтения. Таким образом, понятие «коллективный просмотр в кинотеатре» не только сохранится, но и приобретет более конкретный оттенок, поскольку на каждом сеансе будут собираться люди с похожими предпочтениями. И, следовательно, очередное мнение о том, что кинотеатр в ближайшем будущем умрет, не имеет под собой никаких оснований. Да, возможно, в количественном выражении кинотеатров станет меньше, но возможность коллективного просмотра, сопереживания, соучастия в коллективном просмотре на большом экране служит гарантией сохранения кинотеатра как единственного места, где эта возможность реализуется. Многие современные тинейджеры, прожив все детство и юность в онлайне, по мере взросления начинают все больше ценить живое общение. Люди всегда стремились к совместному восприятию зрелищ и хотят общаться, даже живя в цифровом мире.

- Возможно, та химия, которая возникает при коллективном просмотре, просто не до конца изучена современной наукой...

- Да, все знают, что ощущения от присутствия на живом концерте всегда отличаются от ощущений при его просмотре даже на самой совершенной домашней системе.

В связи с этим следует отметить еще и обязательную трансформацию бизнес-логики кинотеатра. Когда возникло телевидение, вместе с ним появилось мнение, что кинотеатры скоро умрут, а на их месте останется «одно сплошное телевидение». Аналогичные мнения появлялись с возникновением домашнего видео, затем сервисов видео по запросу, «смарт-ТВ» и т.д. Таким образом, в течение последних 50-60 лет, в период так называемого цикла дифференциации, кинотеатры постоянно стремились доказать зрителю, что они качественно отличаются от других способов просмотра видеоматериалов: технологиями, контентом и множеством других элементов, которые нельзя найти в других способах просмотра. Собственно, возникшая очень давно система кинотеатральных «окон» нацелена именно на то, чтобы дать кинотеатру определенное преимущество перед другими каналами дистрибьюции кино. На каком-то этапе они реально помогали кинотеатрам, но сегодня дни «окон» сочтены: мы как потребители кинопродукции хотим выбирать, что, когда и как смотреть.

И если раньше смысл кинотеатра был в демонстрации фильмов, то с интеграцией в платформу кинотеатр становится местом коллективного просмотра, коллективного сопереживания. Кинотеатр возвращается к своим истокам, к тому, с чего все начиналось, - он снова становится местом, куда люди стремятся попасть, чтобы испытать определенные эмоции и ощущения вместе с другими людьми.

Хочется вернуться к примеру с такси. Система взаимоотношений водителя, пассажира и таксопарка - это классический пример правильно построенной и функционирующей платформы. Эта система выгодна всем ее элементам: водитель и таксопарк зарабатывают, пассажир получает удобную и доступную услугу. В интеграции кинотеатров в платформу лежит точно такая же логика. Свою платформу могут создать Amazon, Netflix или такой гигант как Disney, у которого в активе не только контент с массой узнаваемых брендов, но и огромный опыт организации тематических парков. Студия производит такое количество контента, что его хватает на несколько телеканалов и, безусловно, хватит на прокат в течение года в сети собственных кинотеатров.

- Создание которой тоже уже не кажется сегодня совершенно невозможным...

- Это невозможно, пока в Америке действует так называемый Paramount Act - закон 1946 года, прямо запрещающий производителям контента, киностудиям, владеть собственными кинотеатрами. Однако с августа этого года Верховный суд США изучает возможность его отмены - значит, эту тему кто-то уже инициировал. Таким образом, если эта юридическая препона будет устранена, то ничто не помешает студии Disney открыть по всему миру собственные кинотеатры.

- Вы любите приводить в качестве примера успешно работающей платформы такси. По моим личным наблюдениям, с появлением нескольких онлайн-сервисов такси цены на эту услугу довольно сильно упали. Не получится ли так, что с интеграцией кинотеатров в цифровые платформы снизится стоимость просмотра, и студии (производители контента) будут против этого?

- Каждая удачная платформа обладает одним волшебным свойством - она с огромной скоростью распространяется по миру. Платформе требуется много пользователей, и если она предлагает удобную услугу, то начинает очень быстро завоевывать себе жизненное пространство. С появлением на рынке какого-то количества платформ они начинают конкурировать как с оффлайн-сервисами, так и друг с другом. Для нормальной эффективной работы любой платформе необходим масштаб, поэтому каждая платформа начинает всеми способами набирать пользователей. Следом начинается другой этап, и мы наблюдаем его признаки сегодня в Москве: сервис «Яндекс-такси» в июле 2017 года объединился с американским Uber. Таким образом, мы становимся свидетелями консолидации рынка, и на этом этапе более слабые платформы и оффлайн-сервисы начинают отмирать - это естественно. В результате на рынке остается несколько платформ - две-три, которые полностью удовлетворяют все его потребности. Но в такой конфигурации рынка уже нет необходимости в демпинге, рынок приобретает устойчивость, и цена услуг начинает потихоньку расти, в том числе и на фоне повышения качества самой услуги, и тот же Uber здесь - хороший пример.

То же самое, по всей видимости, будет происходить и с кинотеатрами. В определенный момент снижение цены билета (просмотра) возможно, но следом произойдет консолидация платформ, и система начнет работать сбалансированно.

Кстати, стоит отметить, что теоретически при интеграции кинотеатров в платформы цена просмотра может упасть и до нуля. К примеру, у тех же Netflix и Amazon существуют тарифы с подпиской, когда за фиксированную ежемесячную плату пользователь получает доступ ко всему каталогу. И, например, завтра Netflix может объявить, что за абонентскую плату, выросшую с условных $10 до условных $15, подписчик получает право посещать кинотеатры. Платформа может это себе позволить, если посчитает экономически целесообразным.

Говоря о платформах (и о ценообразовании), можно задуматься над тем, что и кто будет против их возникновения. В нашей стране однозначно против платформ будут Министерство культуры и все наши «государственные» продюсеры, потому что в мире, где кино для просмотра выбирает зритель, их роль сводится к минимуму. Они не смогут навязывать зрителю один и тот же отечественный блокбастер во всех кинотеатрах, тогда как сегодня кинотеатры фактически находятся «на ручном управлении» Минкульта, который решает, когда, что, где и каким количеством сеансов должен смотреть наш зритель. Очевидно, что когда российский зритель начнет смотреть то, что хочет он, эти структуры будут активно противодействовать любым нововведениям.

При этом необходимо понимать, что фильм, «попадающий» в свою аудиторию, может ее существенно расширить при помощи платформы, способной подобрать для просмотра именно тех зрителей, которые оценят картину по достоинству и посоветуют ее знакомым. Таким образом, возможный демпинг на цене просмотра будет компенсирован возросшим числом просмотров. Если сегодня, например, средняя посещаемость сеансов составляет 20%, то участие платформы позволит увеличить заполняемость зала до 50%, а это, в свою очередь, даже при некотором снижении цены билета поднимает общую эффективность кинотеатра. При этом платформа позволяет варьировать и цену просмотра: если какой-то конкретный сеанс в конкретном кинотеатре востребован у тысячи человек, то ничто не мешает платформе поднять стоимость билета на этот конкретный сеанс.

Другими словами, касса «Движения вверх» от участия платформы не пострадает, однако значительно упадут сборы тех лент, которые дистрибьюторы сегодня навязывают кинотеатрам, выпуская их большим тиражом и требуя определенного процента сеансов. И это тоже хорошо, потому что платформы будут регулировать рынок в пользу хорошего кино.

- Вы прочитали лекцию на обсуждаемую нами сегодня тему на «Кино Экспо», а спустя пару недель «Рамблер» объявил о создании экосистемы медиа и развлечений под брэндом Okko. Это не может быть простым совпадением...

- Должен признаться, что через неделю после «Кино Экспо» я встречался с руководством «Рамблера» и фактически прочел эту лекцию еще раз. Конечно же, мое мнение не стало причиной - оно, скорее, оказалось еще одним аргументом, который, возможно, лишь ускорил принятие этого решения.

Хотелось бы подчеркнуть: мы не говорим о создании кинотеатрами платформы (все-таки для платформы нужен реальный масштаб), мы говорим о кооперации существующих кинотеатров с существующими онлайн-платформами, которые уже работают, общаются со зрителем через домашние экраны и смартфоны, и мы лишь добавляем к этому общению большой экран кинотеатра. Так система сразу становится гармоничной, логичной и завершенной.

- Делая прогнозы по развитию технологической базы кинопоказа, вы опираетесь на теорию больших циклов. А как, по вашему мнению, может повлиять на изменение рынка кинопроката появление принципиально нового типа контента?

- Когда мы говорим о больших экономических циклах конъюнктуры, следует помнить, что каждый цикл начинается не с одной идеи или новой технологии: начало цикла всегда обусловлено одновременным появлением нескольких технологий и / или идей, связанных с организационными, контентными, логистическими, продуктовыми инновациями, и т.д.. Если вспомнить начало последнего цикла в Америке в 70-х годах ХХ века, то в это время одновременно возникли такие понятия как мультиплекс, широкий экран и многоканальный звук, а кино стало практически на сто процентов цветным. Именно в это же время появился такой термин как блокбастер - как новый киноязык, новый аттракцион. В 70-х годах начало новому циклу дали такие ленты как «Челюсти», «Звездные войны» и «Чужой». Поэтому можно смело говорить о том, что каждая смена цикла характеризуется сменой контента.

Для иллюстрации этого утверждения на российском примере хорошо подходит телевидение. Подумайте, насколько наше телевидение 90-х годов отличается от того, что мы видим на «малом экране» сегодня. Телевидение стало не только технологичнее (HD, 4K, иной формат экрана) - изменилось оформление, подача, приемы: диктор не сидит за столом, а ходит по студии, появилась масса всевозможных ток-шоу, то есть изменился контент. В конечном итоге, возник и принципиально новый тип телесериала.

В истории кинематографа цикличность прослеживается не менее четко. Если братья Люмьер удивляли зрителя, то с 20-х годов XX века, когда начинался индустриальный цикл, кино стало нарративным (у нас этот цикл продлился до середины 90-х годов). А с конца 70-х в Америке и с середины 90-х у нас кино снова стало аттракционом, призванным развлекать и - снова - удивлять.

Мне представляется, что на следующем этапе должен появиться новый тип контента, который я для себя определяю как «вовлекающий» зрителя в происходящее на экране. Если сегодня, смотря блокбастер, мы лишь наблюдаем за развитием сюжета, то в ближайшем будущем, в новом цикле, мы с большой вероятностью будем принимать участие в его развитии и непосредственно влиять на то, что происходит в фильме. А возможно, что новый тип контента будет связан с тем, что я называю сжатием смыслов. В современном, стремительно меняющемся мире на человека обрушивается такой гигантский объем информации, что становится просто невозможно вникать во все подробности происходящего. Особую актуальность приобретают новости «одной строкой», а в кино - короткометражные формы.

- Нам, журналистам, эта тенденция знакома как никому другому: чем короче текст, тем лучше он воспринимается читателем...

- Так вы вспомните фильмы времен братьев Люмьер: это были единичные сюжеты длительностью не более 12 минут. Картины из многих частей, рассказывающие длинные истории, появились как раз с началом нового цикла в 20-х годах, а с началом эпохи блокбастеров длительность ленты начала доходить до трех-четырех часов. И при сегодняшней средней продолжительности картины в два с половиной часа зритель нет-нет, да и откажется от похода в кино, ибо не может себе позволить потратить столько времени на просмотр.

Поэтому я думаю, что в ближайшее время мы научимся снимать условно-короткометражное кино, которое за малый промежуток времени сможет рассказать историю, которая сегодня занимает два с половиной часа. Время - это самая большая ценность, которая у нас есть, и нам следует учиться использовать его предельно эффективно. Я сегодня не начинаю смотреть некоторые рейтинговые сериалы, потому что понимаю, что у меня нет столько времени, сколько длится хотя бы один сезон.

- Если пофантазировать еще - что будет потом, после платформ?

- Очевидно, все идет к тому, что кино начнут внедрять прямо в мозг. А вот когда туда же начнут передавать и ощущения вкуса попкорна - это будет прорыв! (смеется)

А если говорить серьезно, я считаю, что с распространением цифрового моделирования должна поменяться сама концепция кинокартины. Сегодня фильм - это изображение со звуком, зафиксированное на каком-то носителе, хотя бы и в виде файла. Цифровой фильм ближайшего будущего, на мой взгляд, должен стать некоей комбинацией цифровых моделей, автоматически адаптирующейся в соответствии с задумкой режиссера в зависимости от способа просмотра его конечным пользователем - зрителем. Одна и та же лента будет подстраиваться к устройству воспроизведения: на большом экране кинотеатра это будет одно восприятие, на экране смартфона - другое, на экране телевизора - третье, но все варианты будут реализацией одного фильма, единого сюжета, общего замысла режиссера.

- Фактически это будет один и тот же файл, способный видоизменяться в зависимости от того, на каком устройстве его открыли?

- Да, это будет некий аналог современных электронных книг, автоматически адаптирующихся к тому устройству, на котором их читает пользователь. Существует даже специальный термин - Object-Based Media, которым обозначается такого рода контент; эту тему параллельно изучают и развивают подразделение BBC R&D и Массачусетский технологический институт (MIT). В рамках этих разработок, например, новости могут читать разные типы дикторов в зависимости от личных предпочтений зрителя - контент меняется не только в зависимости от того, на чем его смотрят, но и от того, кто его смотрит. Но и в этой парадигме остается место для коллективного просмотра, так что будущее у кинотеатров есть!